Перейти к основному содержанию

Действующая промоакция

Location

TITLE

В сущности, письмо — это форма коммуникации. Но благодаря искусству каллиграфии (по-гречески «каллос» и «графо» означают «красивое письмо») сообщение получает новую жизнь. Синергия между различными элементами — пишущим инструментом, чернилами, бумагой и мыслями — облекает знаки коммуникации в художественную форму и выражает характер пишущего. 

Мы встретились с двумя мастерами каллиграфии, Себом Лестером и Мицуру Нагата, чтобы обсудить западные и восточноазиатские традиции каллиграфии.

«У нас на Западе имеется замечательная традиция, насчитывающая не менее 2000 лет, и меня это очень вдохновляет.»

ПРОИСХОЖДЕНИЕ КАЛЛИГРАФИИ

Внешний вид каллиграфических символов определяет пишущий инструмент. Происхождение европейского алфавита уходит корнями в Римскую империю и выбитые в камне латинские буквы с засечками. 

Эта характерная эстетика прослеживается в рукописных средневековых манускриптах, печатных станках, и даже в сегодняшней цифровой графике. «У нас на Западе имеется замечательная традиция, насчитывающая не менее 2000 лет, и меня это очень вдохновляет», — говорит Себ Лестер, английский дизайнер и каллиграф. «Мне кажется, европейская каллиграфия отличается невероятным разнообразием. Ее можно изучать всю жизнь». 

Каллиграфия Восточной Азии также берет свое начало в надписях на костях или раковинах, но именно кисть окончательно определила ее характерный внешний вид. Мягкая кисть с темными чернилами, легко танцующая в руке каллиграфа, выписывает гармоничные знаки, пронизанные духом природы, поэзии и истории. У нас имеется множество образцов великих мастеров; повторяя и отрабатывая те же самые символы, я переношусь на тысячу лет назад — это настоящее путешествие во времени», — рассказывает проживающий в Барселоне японский каллиграф Мицуру Нагата. «Это очень важная часть японской истории», — говорит он.

«Потому что совершенству нет предела, главное — постоянное движение к нему.»

ЭСТЕТИКА КАЛЛИГРАФИИ

Мицуру создает гармоничную композицию символов с помощью отдельных штрихов и пространства между ними. Однако глубина, толщина и положение каждого элемента не являются фиксированными и выбираются на усмотрение каллиграфа. Для Мицуру цель не имеет значения, «потому что совершенству нет предела, главное — постоянное движение к нему».

В противоположность этому, хотя западный каллиграф также регулирует линию с помощью наклона пера и нажима, здесь каждая буква оценивается в соответствии с геометрическим «идеалом». «Меня очень интересует симметрия и ее связь с гармонией, а следовательно, и красотой», — говорит Себ. Этот акцент на структуре прослеживается в европейских стилях, возникших по окончании римской эпохи: средневековое готическое письмо, каролингский минускул и кельтский унциал.

«Но каллиграфия научила меня концентрироваться, ценить время и позволила узнать самого себя.»

ФИЛОСОФИЯ КАЛЛИГРАФИИ

Каллиграфия — это графическое выражение сосредоточенности и внимательности. «Когда мне было 9 лет, мне было трудно усидеть на месте, как любому ребенку, — рассказывает Мицуру. — Но каллиграфия научила меня концентрироваться, ценить время и позволила узнать самого себя». В восточноазиатской традиции каллиграф тратит много времени и усилий на развитие своих внутренних качеств и их передачу движениями кисти. Они рассматриваются не как попытка достичь совершенства формы, а скорее как способ запечатлеть момент. «Изображаемый символ — это мое отражение в момент письма. С помощью каллиграфии я стремлюсь выразить переживаемый момент», — объясняет Мицуру.

Себ считает, что каллиграфия придает дополнительное настроение написанным словам, подчеркивая смысл стихотворения или фразы. «Я стараюсь извлечь уроки из прошлого, но при этом создать нечто соответствующее нашему времени, обладающее собственной красотой и находящее отклик у самых разных людей». Несмотря на разницу результатов, работу Себа также отличает особое внимание к внутренней энергии момента. «Я верю в счастливые случайности, которые происходят в процессе работы с элементами игры. Слишком жесткая дисциплина делает дизайн скучным, а слишком большая свобода превращает его в каракули, поэтому важно найти в творческом процессе золотую середину», — рассказывает каллиграф.

«Я стараюсь извлечь уроки из прошлого, но при этом создать нечто соответствующее нашему времени, обладающее собственной красотой и находящее отклик у самых разных людей.»

TITLE

Несмотря на очевидные различия среды и стиля, уникальные истории западной и восточноазиатской каллиграфии продолжают вдохновлять современных мастеров и любителей, следующих этим традициям.

Последние уведомления